» » Лариса Лужина: «Я вполне состоявшийся человек»
Информация к новости
  • Просмотров: 996
  • Автор: maksim
  • Дата: 6-01-2014, 00:10
  • 0
6-01-2014, 00:10

Лариса Лужина: «Я вполне состоявшийся человек»

Категория: Интервью

Лариса Лужина: «Я вполне состоявшийся человек» Народная артистка России Лариса Лужина до сих пор с удовольствием снимается в кино, поет, играет на сцене, встречается со зрителями. И все это она делает на высоком профессиональном уровне.

А иначе просто и быть не может, ведь школа ВГИКа в мастерской Сергея Герасимова определила для нее высокую планку на всю жизнь. Сегодня она рассказывает о времени и о себе.

– Лариса Анатольевна, я знаю, что вы не москвичка. Где вы родились?

– Я действительно не москвичка, но живу здесь уже очень давно, с 1960 года, с того времени как поступила в институт кинематографии, во ВГИК, так собственно здесь и осталась. Я родилась в Ленинграде, пережила блокаду. Из всей семьи мы с мамой вдвоем остались, в конце блокады нас эвакуировали. Вернувшись обратно, негде было жить, потому что наша квартира была занята. Мама у меня была скромным человеком, добиваться ничего не стала, и мы уехали в Таллин, потому что мой дедушка эстонец. Дедушки к тому времени ,не было в живых, но мамин дядя, его брат, был жив. Он был прокурором города Таллина, старый большевик, его отправили туда в 40-х годах для укрепления советской власти, и вот он нас пригласил к себе. Все детство и юность я прожила в Таллине. После школы поехала в Ленинград поступать в театральный институт, но не поступила и вернулась обратно. Пошла работать на фармацевтический завод. Делала таблетки, эта работа мне была абсолютно неинтересна. Ушла с завода по собственному желанию. Но работать где-то было надо. Устроилась на кондитерскую фабрику, делала зефир. За один год, что я там проработала, возненавидела зефир на всю жизнь.

- Откуда пришло желание стать актрисой?

– У каждого по-разному, не все же из актерских семей. Я ходила в драматический кружок, мне нравилось выходить на сцену. У нас был прекрасный руководитель Иван Россомахин, после его кружка 10 человек стали профессиональными артистами. Это Владимир Коренев, ведущий актер в театре Станиславского. Игорь Ясулович, сейчас уже профессор, преподает во ВГИКе, у него своя мастерская. Виталий Коняев, народный артист России, артист Малого театра. Лилия Малкина, комедийная актриса, которая сейчас работает в Праге, ее там называют второй Раневской. Вот такой был плодовитый драмкружок в нашей школе. Все сразу поступили в театральные вузы, кроме меня. Я только через два года поступила во ВГИК.

– Почему не в театральный?

– Это все случай. После провала в Ленинградском институте я не была уверена в своих силах и думала, что уже никогда не буду поступать. Так случилось, что я стала работать в Доме моды в Таллине манекенщицей и меня на подиуме заметили – пригласили сняться в эпизоде в фильме «Нежданные гости» на Таллинской киностудии. Режиссером этого фильма был Игорь Ельцов, который потом эмигрировал в Англию, а его ассистенткой – студентка-практикантка из ВГИКа, которая собственно меня и «открыла». О кино я ничего не знала, для меня это была фантастика. Когда мне сказали, что нужно сыграть певицу в ночном кабаре, я перепугалась. Но включили фонограмму, я выучила текст на английском языке и просто открывала рот. С этого момента началось мое знакомство с кинематографом. Потом я попала на главную роль в фильме «Дождь и солнце» режиссера Герберта Раппапорта. Это была моя первая и наверное последняя отрицательная роль в кино. Больше не помню.

– Так как же вы поступили во ВГИК?

– Снова стечение обстоятельств. Можно сказать повезло. Сергей Герасимов набирал свою новую мастерскую, он уже набрал 15 человек в актерскую мастерскую, и 15 в режиссерскую. Я не знаю, по каким причинам, но в актерской мастерской открылась вакансия, не хватало одной девочки, и он объявил добор. Та девушка, которая меня «открыла» в Таллине, подошла к Герасимову, показала мою фотографию, на которой у меня была прическа как у Марины Влади. Он сказал: «Пусть приезжает, посмотрю ее№. Тогда не было мобильных телефонов, дозвониться было трудно. Эта девушка отправила письмо на таллинскую студию, чтобы меня нашли – история получилась длинной. У меня не было денег, чтобы поехать в Москву. И вдруг в это время приходит приглашение на пробы на «Мосфильме». Я приехала, меня поселили в гостиницу «Украина», тогда даже к начинающим актерам хорошо относились. Через день должна была быть кинопроба. Я не понимаю до сих пор, каким образом я нашла ВГИК, нашла ту девушку, она сразу же пошла на кафедру к Герасимову. Вообще, все очень здорово получилось, наверное судьба, потому что я жила в гостинице «Украина», а у Герасимова была квартира в этом же доме.

Я пришла к Герасимову с той девушкой, начала читать и почувствовала, что что-то ему видимо не нравилось. Он начал задавать мне всевозможные вопросы, попросил снять обувь, потому что я была на высоченных каблуках. У меня был рост 172 см. Я чувствовала, что он колеблется. Я тогда не знала, кто такой Герасимов. Мне больше понравилась его жена. Он спросил, свой ли у меня цвет волос. Я ответила, что волосы мою хной. Я бы очень расстроилась, если бы он меня в тот момент не взял, точно бы уже никуда не поехала, вообще не стала бы поступать. И так мне захотелось поступить к нему, я и говорю: «А можно я прочитаю еще один монолог?». Мне очень нравился монолог Ларисы Огудаловой из фильма «Бесприданница», который я и выучила. К счастью, Герасимов разрешил мне его прочитать. Там стоял стул, а я чувствовала, что у меня дурацкий вид босиком и спросила, могу ли я сесть на стул. Он разрешил. Я начала читать, и у меня слезы полились градом. Я рыдаю и продолжаю читать. Видимо, настолько это было все естественно, что он меня остановил и сказал, что берет на свой курс. Вот так я попала во ВГИК.

– Ваша самая значительная роль?

– Естественно, в фильме «На семи ветрах» Станислава Ростоцкого. Я ни с чем не могу сравнить эту работу, поскольку эта картина сделала мне имя. Фильм «На семи ветрах» – моя визитная карточка.

– А «Вертикаль»?

– В «Вертикали» мне, как актрисе, нечего было делать. Главным там были песни Высоцкого, а мы все были иллюстрациями к этим песням. Он написал 5 песен для этой картины, поэтому она популярна. Я благодарна этому фильму за то, что познакомилась с Высоцким. Мы с ним дружили. Потом разошлись наши пути, потому что я разошлась с мужем, а мой муж остался дружить с Володей – мужская дружба сильнее, чем женская. Мы снимали эту картину 5 месяцев в горах, и я никогда бы не увидела этой красоты, если бы не фильм «Вертикаль». Мы жили на леднике, поднимались к вершинам. Мы были молодыми. Я попадала под камнепад, зарубала ледокол в ногу вместо того, чтобы воткнуть его в лед.

– Вы стали чуть ли не первой советской актрисой, которая выехала за границу и стала сниматься за рубежом?

– В страны социалистического лагеря нас выпускали – в ГДР, в Польшу. Между прочим, многих советских актеров и актрис приглашали в Голливуд, просто об этом никто не знал, а сейчас многие пишут об этом в своих воспоминаниях. Первая моя заграничная командировка была в Германскую Демократическую Республику. Я не понимала, почему пригласили меня, а не взяли какую-нибудь немецкую актрису на эту роль. Оказывается, помогла картина «На семи ветрах», потому что немецкий режиссер увидел этот фильм и сказал, что ему нужна именно такая героиня, как я. Я снималась в Германии два года. Фильм назывался «Доктор Шлютер». Это была очень популярная картина, мы с ней даже были на фестивале телевизионных в Праге, куда привезли и советские картины –«Адъютант его превосходительства», «Ставка больше, чем жизнь».

– Как вы думаете, актер может состояться только благодаря таланту? Трудиться нужно?

– На одном таланте не состоишься, нужно все-таки трудиться. Талант нужно культивировать, развивать. Талант – это дар Божий. Но талантом нужно еще и управлять. Бывает, талантливый актер, а на экране на него смотреть невозможно. Нужен хороший режиссер, нужны определенные руки, которые могли бы его в нужное русло направить. Но знаете, если есть дар – человек выделяется даже среди хороших актеров, крепких ремесленников. Ремесленников, я имею в виду, в хорошем смысле этого слова. Ведь артист – это профессия, ремесло.

– Раньше, чтобы поступить в творческий вуз, нужно было пройти серьезный отбор. Сейчас стало много частных институтов. Как вы считаете, это хорошо для кино?

– Я считаю, что это плохо. Считаю, что можно оставить пять вузов – Театральный институт им.Щукина, Щепкинское училище, Школу-студию МХАТ, ВГИК, ГИТИС – и хватит. Я понимаю, что в частных театральных вузах, может быть, преподают способные люди, но все таки нужно понимать что эти вузы платные, и понятно, что там совершенно другой подход ко всему и, конечно, другие требования. Выпускается большое количество якобы дипломированных артистов, но уровень подготовки оставляет желать лучшего и поэтому они не востребованы, трудно с работой и это может стать проблемой в дальнейшей судьбе актера … У нас был огромный конкурс и очень трудно было учиться, и не все заканчивали…Но уж если заканчивали, то можно было быть уверенным, что человек не зря получил диплом, например, ВГИКа. Сейчас все упростили, в кино может сняться кто угодно,не имея профессии… Да что уж говорить, конечно, тогда актерское образование было другое…

– Человек получил профессию и остается невостребованным. Это трагедия?

– Да, это жизненная трагедия. Я понимаю, сейчас немного другое время. Благодаря сериалам некоторые актеры могут найти работу, потому что в сериале, где 300 серий, потребность в актерах на проходные роли большая. Но, знаете, у меня такое ощущение, что они не артисты, а рабочие.

– А вы сейчас востребованы?

– Нет, я не считаю, что востребована. Хотя и не скажу, что уж совсем забыта. Я снимаюсь в сериалах, иногда даже в небольших эпизодах. Если мне интересно – я снимаюсь и нисколько не считаю это зазорным. В любом случае — это практика. Сейчас новая техника появилась, новые возможности, чего в нашей творческой жизни не было. И с этим надо знакомиться. Кроме прочего, это еще и заработок. На свою зарплату в театре я не проживу никогда, она очень маленькая. И на пенсию, которую мне выделило государство, тоже не проживу, хотя я — Народная артистка РФ. Не сумело нам дать должное наше правительство. Надо было достойно обеспечить жизнь артистов, которые много сделали для отечественного кинематографа, для своей страны и, кстати, для ее бюджета.

– Вы не боитесь увидеть себя на экране некрасивой?

– Нет, я к этому отношусь абсолютно спокойно. Если это интересная роль, то мне совершенно без разницы, как я выгляжу.

– Скажите, если обернуться назад, хотели бы вы что-то изменить в своей жизни?

– Не хочу гневить Бога – я вполне состоявшийся человек. Конечно, мне хотелось бы, чтобы моя творческая жизнь была более богатой, чтобы я, например могла сниматься у Никиты Михалкова. Но это не в моих силах. Может быть, я что-то изменила бы в личной жизни… Впрочем, как сложилось, так и сложилось. Я ни о чем не сожалею.

– Что бы вы хотели сказать зрителям, которые вас любят, помнят, знают?

– Спасибо, что вы меня любите, дорогие мои поклонники, мои зрители! Я часто бываю на творческих встречах, и ко мне подходят люди, говорят «спасибо», говорят, что любят меня. Эти добрые слова мне необходимы, потому что они продлевают мне жизнь, дарят радость, дают ощущение, что я хорошо прожила эту жизнь. Спасибо вам большое!

Источник

Архив новостей

Июнь 2019 (5)
Май 2019 (15)
Апрель 2019 (20)
Март 2019 (26)
Февраль 2019 (15)
Январь 2019 (18)
^