» » Большое видится на расстоянии
Информация к новости
  • Просмотров: 895
  • Автор: Olya
  • Дата: 27-10-2018, 17:39
  • 0
27-10-2018, 17:39

Большое видится на расстоянии

Категория: Новости / Общество

Большое видится на расстоянии31 октября 2018 года исполняется 35 лет со дня кончины Ш.Р. Рашидова.

Прошедшие годы были полны событий, в том числе связанных с памятью этого человека. Первоначально Союзным Правительством было принято крупное постановление об увековечении его имени. Вскоре началась организованная Центром кампания по его посмертной дискредитации. В 80-е годы в течение нескольких лет в центральных средствах массовой информации продолжалась волна публикаций, в которых Ш. Рашидов, по существу, был объявлен чуть ли не организатором и вдохновителем в Узбекистане всевозможных негативных явлений, процветавших по всему Союзу. Целенаправленно формировался чудовищный, далекий от истины, образ руководителя, почти четверть века стоявшего во главе Компартии Узбекистана. Постановление об увековечении памяти Ш. Рашидова было отменено. Его прах был перезахоронен из центра города на городское кладбище «Чигатай».

Тем не менее, в Узбекистане все эти годы сохранялось глубокое уважение к памяти Ш. Рашидова. Люди никогда не верили заказным публикациям с клеветой и надуманными обвинениями в его адрес. В 2017 году в стране широко отмечалось 100-летие Ш. Рашидова. На торжествах в Джизаке Президент Республики Узбекистан Ш. Мирзиёев открыл на его родине ему памятник. Джизакский район был переименован в Шараф-Рашидовский. По всей стране в трудовых коллективах, учебных заведениях, по месту жительства населения прошли вечера, посвященные юбилею.

С сентября 1979 года до его кончины в октябре 1983 года я трудился на ответственной работе в аппарате ЦК, возглавляемого Ш. Рашидовым. В течение четырех лет я имел возможность наблюдать, слушать его выступления на различных встречах, заседаниях и собраниях, в том числе на собраниях в первичной партийной организации аппарата ЦК. Не только мне, но и всем моим сослуживцам, импонировала его глубокая интеллигентность и внимательность к людям. Мы учились у него скромности и деловитости, ответственности за порученное дело. В мрачные и грустные годы «очищения правдой», когда продолжались дискредитация Ш. Рашидова и глумление над его памятью, у меня созрела мысль попытаться защитить доброе имя Ш. Рашидова. Написать о нем предельно объективную аналитическую книгу-исследование, основанную строго на архивных материалах, а также на свидетельствах его соратников и собственных наблюдениях.

Такая книга под названием «Шараф Рашидов. Штрихи к портрету» увидела свет в октябре 1992 года. Это было, по существу, первое научно-аналитическое издание о нем. Оно было основано на введенных впервые в научный оборот сведениях из закрытых первоисточников. Возможно, в этом состояла особая для читателей ценность издания. 10 000 экз. книги разошлись за год-полтора. В мае 2017 года вышло ее второе, дополненное издание, оно также быстро разошлось. Это подтверждает высокий интерес читателей к личности Рашидова как человека и политика и историческому периоду, в котором он жил и работал. А может, и объективность оценок, данных в книге.

В 1991 году мне представилась уникальная возможность получить, по разрешению Секретариата ЦК, доступ в «святая святых» – к абсолютно закрытым документам партийного архива Узбекистана. Среди них были стенограммы, протоколы заседаний бюро и пленумов ЦК, в т.ч. «Особые папки», обширная личная переписка Рашидова. А также документы середины 80-х годов – Постановления об увековечении памяти Ш. Рашидова, а затем о позорной и унизительной его отмене, стенограмма печальной памяти 16 пленума ЦК Компартии, с которого под видом «очищения правдой» началось огульное избиение и преследование «работавших при Рашидове» кадров.

Особый интерес вызывала папка с материалами заседания Бюро, когда в 1959 году решался вопрос, кого рекомендовать пленуму для избрания первым секретарем ЦК. Стенограмма заседания начисто опровергала содержание опубликованной в «Литературной газете» 10 июня 1987 года сенсационной статьи «И пробил час…». Там со ссылкой на одного из ветеранов утверждалось, что решение на Бюро принималось перевесом всего в один голос – самого Рашидова! Публикация производила эффект «разорвавшейся бомбы». Читатель должен был прийти к мысли: «Если Рашидов таким образом пробрался к руководству партии, что же можно было от него ожидать в последующем?» Но это была абсолютная ложь! Рассматривались две равноценные кандидатуры – А.А. Алимова и Ш.Р. Рашидова. Я был приятно потрясен их заявлениями настоящих мужчин на заседании. Ариф Алимович сказал: «Я бы голосовал за т. Рашидова». А Шараф Рашидович: «Я бы голосовал за т. Алимова». После обсуждения члены Бюро решили остановиться на кандидатуре Ш. Рашидова. Вот выписка из стенограммы от 14 марта 1959 года: «Р.Е. Мельников (председательствовавший на заседании второй секретарь ЦК): «Так что, товарищи, будем голосовать или нет?». С мест: «Нет!» Р.Е. Мельников: Предложение о Шарафе Рашидовиче принимается единодушно».

Документы личного дела, обширная личная переписка Ш. Рашидова, другие архивные документы, а также встречи, беседы с десятками соратников и мои личные наблюдения помогли отмести напрочь гнусные наговоры и клевету на него в СМИ в 80-х годах, когда, помимо всего прочего, сработал «эффект толпы». Так называют психологи заражение как бессознательную невольную подверженность индивида определенным психическим состояниям. В толпе заразительно каждое действие, каждое чувство. Может, именно на это и рассчитывали организаторы травли памяти Рашидова. Такому эффекту поддались даже некоторые его соратники. Один из них согласился в докладе на пленуме ЦК заявить, что «все были под его гипнозом», а другой в официальном публичном выступлении навесил несколько хлестких ярлыков покойному Рашидову.

Я утверждаю: Рашидов не был «ханом с партийным билетом в кармане», «наградозахватчиком», творцом какой-то «шарафрашидовщины». В ходе работы с документами и размышлений стал складываться образ на редкость многогранно одаренного самородка, яркой, талантливой личности. Настоящего узбекского интеллигента, энциклопедически образованного, с молоком матери впитавшего любовь к людям, стремление творить для них добро. Не кабинетного чиновника от партии, а дальновидного руководителя, открытого и внимательного к соратникам. Рашидов всемерно стремился оберегать чистоту и безупречность репутации своей и своего окружения. Об этом очень весомо писал председатель КГБ Узбекистана генерал Э. Нордман в своих воспоминаниях: «Я никогда не верил вымыслам и домыслам о Рашидове…Меня часто спрашивают, возглавлял ли Рашидов мафию, был ли взяточником? Я убежден, что нет. Он был весьма обеспеченным человеком за счет гонораров. Верил и верю в его чистоплотность». А он-то знал, «кто есть, кто» в республике!

Рашидов резко пресекал попытки искажения отчетности, приписок, обмана государства, требовал допустивших такое привлекать к строгой партийной и административной ответственности. Он вообще не терпел лжи, обмана, парадности. Он постоянно приучал кадры ставить выполнение обязательств республики превыше всего. Требовал в первую очередь выполнять планы поставок в союзные фонды хлопка, овощей, фруктов: «У нас есть обязательства по поставкам – они должны быть выполнены. Это важный пункт государственной дисциплины и никто не имеет права нарушать обязательства». То же самое касалось обязательств по поставкам соседним республикам воды, электроэнергии, газа.

Шараф Рашидов, беседуя со мной и группой молодых работников, выдвигаемых на высокие партийные посты, говорил: «Оставайтесь такими же скромными, доступными, близкими к людям. Бывают случаи, когда мы назначаем человека на большую работу, а он вскоре забывает своих друзей и близких. Такие люди и в партии не нужны». Предупреждал: «Не подпускайте к себе близко людей нечестных, дельцов. Они будут стремиться войти к вам в доверие. Держитесь подальше от них. Иначе вы скомпрометируете себя».

Одним из главных источников информации о Ш. Рашидове как о человеке и политике является его личная переписка. Его богатейший эпистолярный архив производит внушительное впечатление. Написанные Рашидовым письма и пришедшие в его адрес десятки писем в значительной мере раскрывают щедрость души и доброту сердца этого человека, а также любовь и огромное уважение, которым он пользовался не только в Узбекистане, но и за его пределами.

Письма Ш. Рашидова удивительно теплые, искренние, неформальные. Они пронизаны присущим ему магнетизмом. Кого-то он поздравляет с выходом в свет новой книги или собрания сочинений, кого-то с юбилеем или другим памятным событием. Кому-то направляет соболезнования в связи с потерей близкого человека, и такие письма Рашидова хранятся в семьях композиторов Мухтара Ашрафи и Юнуса Раджаби, известного освоителя целинных земель Наджима Хамраева, соратника по партийной работе Бекташа Рахимова и других.

Очень широк круг людей, с которыми он ведет личную переписку. Среди них коллеги по Политбюро ЦК КПСС и по писательскому цеху, известные ученые, скульпторы, дипломаты и космонавты, работники издательств, других творческих организаций. Десятки людей обращаются с просьбами о помощи. Супруга писателя И. Ломидзе просит помочь приобрести путевку для мужа в Карловы Вары для повторения курса лечения. Пенсионер из Одессы просит прислать 40 граммов мумие для лечения его больной дочери, доцента мединститута, страдающей хронической пневмонией. Советский посол на Цейлоне просит помочь трудоустроить его дочь в УзТАГе. И они знают, что Ш. Рашидов обязательно постарается помочь. Кто-то благодарит за внимание и поддержку. Ш. Рашидов находит время и для ответа людям, которые обратились к нему с просьбой или предложением. Он убежден, что это важно, и что для важных дел у человека всегда достаточно времени.

В переписке со своими собратьями по перу – писателями, с деятелями культуры и искусства, с учеными Шараф Рашидов открывается нам как человек огромной внутренней культуры, которому дорог и близок чужой успех, который рад, что может протянуть руку помощи. Неизменно и искренне Ш. Рашидов благодарит за издание своих произведений. Он их никогда никому не навязывает, более того, он – против их скороспелой экранизации, театрализации и т. д. Перед нами предстает творчески богатая, разносторонняя личность.

Во многих письмах сквозит его забота о талантливых молодых писателях и поэтах республики. Вот одно из наиболее характерных – директору издательства «Советский писатель» Н. В. Лесючевскому: «Дорогой брат Николай Васильевич! Сердечный привет Вам из Ташкента! Я командирую к Вам т. Арипова Абдуллу. Недавно на узбекском языке вышла его книга «Ветер родного края». Я внимательно прочитал ее и удивился: какие прекрасные стихотворения вошли в этот сборник. Должен сказать, что Абдулла Арипов и Эркин Вахидов – таланты, которые в скором времени определят уровень советской узбекской поэзии, уровень советской узбекской литературы в целом.

Поэтому я обращаюсь к Вам с убедительной просьбой, чтобы Вы лично приняли Арипова, познакомились, побеседовали с ним. В 1978 году надо его стихотворения в переводе лучших московских переводчиков выпустить на русском языке. Я его командирую именно для того, чтобы Вы помогли ему, чтобы переводы его стихов были на высоком поэтическом уровне.

Поверьте мне, стихи Арипова Абдуллы во многом напомнят Вам творчество Расула Гамзатова, Эдуарда Межелайтиса и многих других талантливых поэтов. Нам с Вами стоит заняться этим талантом основательно…» (После провозглашения государственной независимости республики А. Арипов стал автором текста Государственного гимна, ему и Э.Вахидову было присвоено Почетное звание «Узбекистон Кахрамони»(«Герой Узбекистана» - авт.).

Шараф Рашидов искренне любил людей, тянулся к ним, и они отвечали ему взаимностью. Будучи Первым секретарем ЦК, Рашидов много времени проводит в служебных командировках. Он постоянно в гуще людей. Находит теплое слово для каждого, с кем общается. После беседы с ним люди уходят окрыленные и воодушевленные. Его уважительное отношение и деликатность, простота, глубокое внимание к собеседнику, простота и искренность подкупают людей. Всех – от бригадиров колхоза, архитекторов, писателей до академиков и союзных министров. По сей день люди с удовольствием вспоминают мимолетную встречу с ним, короткую беседу и рукопожатие этого человека – на полевом стане, открытии новой школы, пуске нового агрегата на электростанции, в туннеле будущего метрополитена в Ташкенте, на строительстве Чарвакской ГЭС.

Рашидов поражал многих людей свойственным ему талантом общения, добротой, заботой, умением обворожительно и захватывающе вести беседу с собеседниками. Они восхищались его глубокими знаниями древней и новейшей истории, современной литературы. Академик Н. Тимофеева писала помощнику Ш. Рашидова Г.А. Крайнову: «Все члены делегации АН СССР чрезвычайно довольны посещением Узбекистана. Всех покорил Шараф Рашидович (а меня больше всех) своей удивительной простотой, какой-то тонкой интеллигентностью и особой внимательностью...».

Ш. Рашидов тонко разбирался в психологии человека. А это чрезвычайно важно для профессионального политика. Он знает, как важно при решении вопросов апеллировать не только к разуму, но и к чувствам людей. А найти путь к сердцу и чувствам труднее, чем найти путь в пустыне или океане. Для этого ты сам должен иметь горячее и доброе сердце. Рашидов умел найти путь к сердцу любого человека. В том числе в общении и решении вопросов с Москвой, с Центром.

Изучая письма, воспоминания соратников и другие документы приходишь к выводу: в Москве, в Политбюро, министерствах и ведомствах, в союзных республиках очень высоко оценивали человеческий и деловой потенциал Рашидова, его интеллигентность, дружелюбие, интернационализм. А также огромный организаторский талант: Узбекистан под его руководством – из пятилетки в пятилетку – из года в год – неизменно выходил победителем во Всесоюзном социалистическом соревновании. Все это вызывало уважение в Москве. Его обращения – письменные и телефонные, его просьбы, как правило, находили свое решение.

Для рассмотрения на местах назревших проблем в Республику приглашались руководители соответствующих министерств и ведомств. Им демонстрировали, как быстро и эффективно осваиваются выделенные Центром финансовые средства и как они дают уже экономический эффект. Им импонировало, что нередко их лично встречал и сопровождал Ш. Рашидов, им оказывалось подчеркнуто высокое внимание как гостям Узбекистана. Ш. Рашидов был убежден, что чисто человеческое внимание и радушие, узбекское гостеприимство воспринимается всеми людьми с благодарностью.
Несомненно крупной, а может и решающей, была заслуга Ш. Рашидова в бурном развитии производительных сил Узбекистана в 1960-1980 годы. Он понимал, что в республике высокий прирост населения. Если в 1959 г. здесь проживало 8,5 млн. человек, то в 1983 году - 17,0 млн.человек. За неполные 24 года численность населения возросла вдвое! Поэтому необходимо изо дня в день заниматься созданием новых рабочих мест, улучшением условий и качества жизни людей. А для этого осваивать и обводнять новые земли, строить новые дороги, города, развивать новые отрасли экономики. Рашидов неустанно думает над этим, предлагает соратникам вносить обоснованные предложения в Госплан Союза по созданию новых производств. Сам он является главным генератором идей строительства новых предприятий промышленности, транспорта, освоения новых земельных площадей.

Дальновидный политик, тонкий психолог и дипломат Ш. Рашидов и его соратники настойчиво добивались решения в Политбюро ЦК КПСС, Правительстве, Госплане конкретных вопросов развития социально-экономического потенциала республики и включения их в государственные планы. Ш. Рашидов требует от соратников тщательной проработки каждого предложения для успешной его «защиты» в союзных органах.

Для решения многих важных вопросов в отношениях с Центром от Рашидова требовались недюжинная настойчивость и личная смелость. Этими качествами в полной мере обладал фронтовик, награжденный до тяжелого ранения в 1942 году в оборонительных боях Северо-Западного фронта боевым орденом Красной Звезды. Он неоднократно, настойчиво и смело обращается к высшим руководителям страны и добивается положительного решения важнейших для республики вопросов. Когда Н.С. Хрущев потребовал прекратить работы по освоению Мирзачульской степи, он трижды приходит к нему и настаивает на продолжении работ. Убеждает Центр о необходимости начинать проектирование и строительство крупнейшей в Центральной Азии Сырдарьинской ГРЭС мощностью 3 млн. квт, не дожидаясь, когда в соседних республиках будут сооружены гидроэлектростанции. Он добивается у Л.И. Брежнева и А.Н. Косыгина начала освоения уникального золоторудного месторождения Мурунтау. Сейчас здесь добывают половину всего объема золота в республике. Ш. Рашидов 18 (!) раз обращается в Москву, пока не было принято Постановление Правительства о строительстве Ташкентского метрополитена. И таких примеров немало.

И наконец, о команде Рашидова. Любой политик, топ-менеджер создает команду единомышленников, поистине «один – не воин». Присущие Рашидову талант незаурядного организатора, проницательность, знание людей и их психологии позволяли ему подбирать и расставлять вокруг себя людей, умеющих работать самозабвенно. Это были люди творческие, амбициозные, инициативные, прекрасные организаторы и специалисты.

Судьбе и истории было угодно, чтобы Шараф Рашидов оказался «в нужном месте в нужное время». Возглавляя Узбекистан почти четверть века в условиях централизованного союзного государства, ограничения прав и возможностей республик, благодаря редчайшему дару человека и политика Ш. Рашидов сумел добиться максимума возможного для его социально-экономического развития. Были созданы мощная научная, производственная и социальная инфраструктура, а также атмосфера дружбы и сотрудничества миллионов людей различных национальностей.

Вызывает восхищение граждан страны и иностранных гостей цветущий Мирзачуль, освоенные Джизакская и Каршинская степи, сказочные города Зарафшан и Навои в преображенной пустыне Кызылкум. Поражает воображение людей город-красавец Ташкент, восстановленный после разрушительного землетрясения. Его Площадь Дружбы народов с великолепным одноименным Дворцом и памятником семье кузнеца Ш. Шамахмудова, в годы войны усыновившей и воспитавшей 14 детей-сирот. Замечательный метрополитен с его подземными дворцами, единственный в Центральной Азии. Все это оказалось очень важно для уверенного продвижения вперед после провозглашения государственной независимости Узбекистана.

Шараф Рашидов остался в сердцах и памяти миллионов людей. В связи с этим вспоминаются слова великого Алишера Навои:

Не могут люди вечно быть живыми,
Счастлив тот, чье помнить будут имя.


Они в полной мере применимы к Шарафу Рашидову – человеку и политику, верному сыну узбекского народа.

Саидакбар Ризаев
доктор исторических наук,
директор Научно-технического предприятия
ООО «ITM-TASHABBUS»


Большое видится на расстоянии
Большое видится на расстоянии
Большое видится на расстоянии
Большое видится на расстоянии

Архив новостей

Ноябрь 2018 (14)
Октябрь 2018 (21)
Сентябрь 2018 (17)
Август 2018 (10)
Июль 2018 (9)
Июнь 2018 (16)
^