» » Борис Авезов: у меня есть мечта − хочу попасть в Баку!
Информация к новости
  • Просмотров: 9 395
  • Автор: maksim
  • Дата: 16-11-2014, 19:22
  • 0
16-11-2014, 19:22

Борис Авезов: у меня есть мечта − хочу попасть в Баку!

Категория: Тема дня / Интервью

Борис Авезов: у меня есть мечта − хочу попасть в Баку! Моя поездка в Нью-Йорк на международный марафон стала очень памятной еще и потому, что подарила мне встречу с интереснейшим человеком, профессиональным музыкантом, популяризатором музыки Кавказа и Средней Азии, ведущим известной в Америке программы "Караван", который случайно зашел к своим друзьям в ресторан "Азербайджан" в Бруклине и рассказал о себе, любимой музыке и любимых исполнителях.

- Борис, расскажите, пожалуйста, как вы, выходец из Советского Узбекистана, стали ведущим популярнейшей в США музыкальной программы?

Борис Авезов: Да, я − ведущий программы «Караван» на русском радио Нью-Йорка. Моя программа популяризирует музыку Кавказа и Средней Азии. Сам родом из Ташкента, принадлежу к большой бухарско-еврейской общине.

Учился в ташкентской консерватории. Уехав в Израиль и прожив там десять лет, − все это время я работал на русском радио, − по счастливой случайности, а может, нет, но пока что все нормально, попадаю в 2005 г. в Нью-Йорк. По приезду решаю, что обязательно надо зайти на русскоязычную радиостанцию и предложить свои услуги в качестве радиоведущего, т.к. я профессиональный музыкант, и хотя был воспитан больше на классической музыке, джазе, свое предпочтение отдавал музыке Востока. Мне все время казалось, что исполнители восточного жанра представлены недостаточно широко. Разбираясь в этой музыке и текстах, я понимал, насколько великие авторы те авторы которые писали такие стихи, которые потом стали песнями. Восточная поэзия настолько проникает в человека, что, прочитав какие-либо строки, он не может их забыть. Долго хранит их в своем сердце, осмысливает, потому, что это своего рода философия жизни.

И я предложил программу под названием «Караван», она так называлась и в Израиле. Цель моей программы – широко популяризировать исполнителей восточного жанра, чтобы они смогли получить мировое признание.

- И как Вы это делаете? Поделитесь своим секретом.

Борис Авезов: Начав работать, стал контактировать с артистами, которых считаю великими, потому что это действительно мастера в моем понимании. Надо сказать, что судьба меня сводит с интересными людьми, и я постепенно расширяю границы моего радиовещания. Так на радио появилась программа «Музыкальная таверна», посвященная гостям, которые приходят в студию, где мы накрываем стол. Все это можно увидеть у меня на интернет- сайте www.borisavezov.US. Накрываю восточный стол, мы сидим, беседуем, и все это снимается на видео, потому что все-таки визуальное и слуховое восприятия различны. Когда люди смотрят, они получают более сильное впечатление оттого, что видят, как артист общается, как ведет себя во время застолья.

Часто мне приходится слышать, что я очень много внимания уделяю азербайджанской культуре, узбекскому или бухарскому фольклору. Но я всегда придерживаюсь такого правила: мне разницы нет − откуда человек и что он собой представляет. Если он, в моем понимании, профессионал, если его музыка трогает душу, то он заслуживает внимания. И я на сто процентов уверен, что радиослушатели будут поражены именно талантом этого исполнителя. Пока что, за столько лет работы на радио, я ни разу еще не ошибся. Обо всех, кого я приглашаю, − отзывы потрясающие.

Признаюсь, что меня в Нью-Йорке слушает 90% русскоязычного населения, и мне это очень нравится. Почему у меня такая аудитория? Потому что я стараюсь, чтобы артисты рассказывали о своей музыке в основном на русском языке. И в результате, например, прибалты, украинцы с восторгом говорят в эфире, что я для них открыл совершенно новый мир восточной музыки. Они-то раньше думали, что восточная музыка – это что-то примитивное, типа − одна палка, две струны. Оказывается, нет.

На самом деле, вся сила глубины восточной мудрости, выражающаяся в музыке, например, мастера джаза, сколько их с республик Кавказа и Средней Азии, Азербайджана, Армении, Узбекистана, Туркмении.

Я всегда очень трепетно отношусь к звездам азербайджанской эстрады, приезжающим сюда. Это не те артисты, которые поднялись недавно на современном веянии моды, а звезды, слушая которых, начинаешь понимать, что они не просто исполнители. Они прошли большую школу, учась у корифеев прошлых лет. И сами стали таковыми.

- Кого же Вы считаете музыкальными корифеями?

Борис Авезов: Я по сегодняшний день не перестаю восхищаться творчеством Рашида Бейбутова, Зейнаб ханум Ханларовой. Кстати, она недавно приезжала сюда.

Признаюсь, мне очень интересно говорить на эту тему. И здесь хочу обратить ваше внимание, с каким благоговением община бухарских евреев относится к азербайджанскому искусству.

Когда меня спрашивают: почему я так отношусь к азербайджанской культуре? Я отвечаю, что с малых лет, т.к. у меня весь род из поколения в поколение был артистический, слушал музыку азербайджанских исполнителей.

У нас дома прямо на полу лежали горы виниловых пластинок. И я, будучи пацаном 8-10 лет, садился на пол возле радиолы «Ригонда» и все время ставил пластинки с песнями Полада Бюльбюль-оглы, − кстати, многие его песни я до сих пор наизусть помню, − Рашида Бейбутова, Зейнаб Ханларову, Шовкет Алекперову. Мы все просто жили этим. Мои родные по сегодняшний день поют весь репертуар Р.Бейбутова. А Узеир Гаджибеков – их любимый композитор, который после «Аршин мал алана» вошел в каждую бухарскую еврейскую семью. И я это говорю не потому, что я бухарский еврей, а потому что это на самом деле так.

- А почему Вы не назвали Муслима Магомаева? Вы не являетесь его поклонником?

Б.Авезов: Я объясню почему. Потому что Муслим Магомаев – это немного другой уровень. Другое мировосприятие. Он артист для более подготовленной публики, нежели чем, скажем, Рашид Бейбутов. В творчестве Р.Бейбутова было больше народа, улицы, быта. А Магомаев – это профессионал. Это человек, который имел поставленный голос. Слушая его, можно было восхищаться тембром, сценическим мастерством. А обычные люди на это не обращали внимания. Все-таки их больше прельщали такие исполнители, как Зейнаб Ханларова, Шовкет Алекперова, Рашид Бейбутов, Полад Бюльбююль-оглы. Они ближе простому народу. Это мое мнение.

Я знаю, что есть Вагиф Мустафа-заде. Кто им восхищается? Только те, кто, во-первых, понимают джаз, и, во-вторых, кто могут оценить переливы современной усложненной гармонии с народной мелизматикой. Или, скажем, здесь, в Сан-Франциско, живет потрясающий пианист, Чингиз Садыхов, который играл еще в оркестре Р.Бейбутова, ему сейчас под 90 лет. Я не перестаю восхищаться, слушая, как он вживую играет на рояле мелодии моего детства. А я тогда даже не представлял, что это народные азербайджанские песни.

Незадолго до того, как в Баку должно было стартовать «Евровидение», здесь, в Нью-Йорке, находился один крупный бизнесмен, который слышал мои передачи, и он предложил мне поехать на этот конкурс. Он купил билеты на самолет, на полуфинал и финал, но я не смог поехать по семейным обстоятельствам. Он же очень хотел, чтобы я поехал, и говорил: «Это мой подарок тебе за то, что ты так широко вещаешь об азербайджанской культуре». Мне было это приятно. Не потому, что он купил билет, а что есть люди, которые слушают мою программу, и она им нравится.

- В нашей беседе Вы сообщили, что общались с Зейнаб Ханларовой, когда она приезжала в Нью-Йорк. Расскажите об этом подробнее.

Б.Авезов: Я уже упоминал, что сюда по приглашению большой бухарской еврейской общины приезжала Зейнаб ханум. Главный редактор нашей газеты Рафаэль Некталов специально ездил в Баку договариваться с ней, чтобы она со всем оркестром приехала сюда и дала два больших концерта. А когда он мне сказал, что билеты плохо продаются, я по радио выразил возмущение: «Вы что?! Сколько лет мы ждали, что Зейнаб ханум приедет и даст концерты!» В результате, зал был на 90% наполнен бухарскими евреями. Словом, поддержали.

Вы не представляете, какое я удовольствие получил, слушая ее. Я не был в зале, сидел за сценой. Смотрел на нее, не отрываясь, и восхищался, как она два часа в ее возрасте вживую пела такие серьезные темы. Это, как говорится, действительно, или дано, или нет. Научиться этому нельзя.

Она − просто чудо нашего времени. Ее музыканты – великолепны. Они мне все оставили свои телефоны. Когда я им сказал, что еду на «Евровидение», они так меня ждали! Кто мне только не звонил: «Борис, мы тебя ждем! Не волнуйся, где будешь спать, что будешь кушать. Мы все берем на себя». Никогда этого не забуду.

Еще я очень дружу с Брилиант ханум Дадашевой. Она недавно была здесь. Я уже не говорю о моем друге Эюбе Ягубове. Это человек, которого я лет 15 тому назад встречал в Израиле, он приезжал с концертами. Тогда я его пригласил к себе в студию. А он прилетел с певицей, которую я просто боготворил и не думал, что когда-то ее увижу, Севдой Алекперзаде. Помните, в 90-е годы была такая группа «Раст». Я просто разум терял от голоса Севды. Когда мне сказали, что Севда Алекперзаде и Эюб Ягубов приезжают, я вообще с ума сошел, дома не появлялся, только с ними день и ночь проводил.

Они давали большой концерт в городе Холоне. И я помню, как европейские евреи, коренные бакинцы, выбегали на сцену и дарили им цветы. Меня, конечно, это тронуло. И от концерта я получил огромное удовольствие. Находясь за сценой, я увидел истинное лицо профессионалов. Обычно то, что мы видим на сцене, – это совершенно другое. Я увидел, какие они люди!

Но когда Эюб Ягубов через 15 лет приехал сюда, это был совершенно другой человек. Он стал более религиозным, чтущим традиции. А тогда был светским, − и все было просто и легко. Я ему в беседе так и сказал: «Ты стал религиозным человеком, но мир тебя любит за те песни, которые ты пел, будучи светским. Мы стол накрыли в студии, пили вино, но он вина не пил. Раньше, в Израиле пил, а сейчас сидел, как подобает именно верующему человеку.

Чем глубже я вникаю в культуру Азербайджана, тем больше понимаю ее высоту. Вот недавно я делал передачу о Вагифе Мустафа-заде и получил такое удовольствие!

- Вы все свои передачи выкладываете в Интернет?

Б.Авезов: В основном, да. На интернет-сайте радио программы www.borisavezov.US В архиве с 2005 г. передачи есть. Причем отдельно видеопередачи и отдельно аудиопередачи.

- Вы были когда-нибудь в Баку?

Б.Авезов: У меня есть мечта − хочу попасть в Баку! Мой папа три года служил в Баку, и пока он был жив, он мне все время рассказывал об этом городе. Но в те времена, когда мы жили в Советском Союзе, мы туда почему-то не ездили. Ездили в Кисловодск, потому что отец был астматик, и проводили там все лето. И поэтому у меня невероятная мечта − попасть в Баку. К тому же теперь у меня столько друзей там. Я теперь очень сожалею, что не поехал на «Евровидение». Когда шла трансляция, я жене показывал на свое место и говорил: «Вот здесь должен был я сидеть!»

Помню, один раз мне позвонил представитель консульства Азербайджана в США, и говорит: «Вы знаете, Авезов, моя мама приехала, и мы с ней слушали вашу передачу о Р.Бейбутове, где вы нашли такие песни?!» А у меня очень много песен Р.Бейбутова, причем таких, каких, практически, нет в Интернете. Это музыка моего детства. Я же говорю, что знаю его песни наизусть, но только на русском. Я сейчас иногда на торжествах пою на азербайджанском, потому что Узбекистан тоже тюркоязычный, но азербайджанское произношение мягче, чем узбекское. Поэтому многие вещи мне приходится петь именно в азербайджанской манере. Но мне нравится, честно говоря. И скажу больше: я еще почему так отношусь к Азербайджану? Потому что он очень хорошо относится к Израилю. Они дружат. А для меня это главное. Я постоянно слежу за политической информацией.

- О чем вы мечтаете, конечно, помимо поездки в Баку?

Б.Авезов: О том, чтобы в марте сделать концерт Бриллиант ханум Дадашевой. Это певица высочайшего уровня. Получится или нет, но мы уже с ней ведем переговоры. Сейчас очень активный деятель из общины горских евреев Виктор Абаев часто ездит в Москву и Баку, и мы с ним стараемся организовать концерт Бриллиант ханум. Но боюсь, что даже я с моей популярной программой не смогу собрать зал. Я уже не знаю, что такое мне придумать, чтобы люди пришли. Ведь она приедет со всеми музыкантами, и это будет лайф концерт, и что, опять мне уговаривать, как на Зейнаб ханум уговаривал?

По сути, Зейнаб ханум просто сделала жест, зная, как ее любит народ. Сто процентов бухарских евреев в восхищении от нее, при том, что она поет на азербайджанском. Но они так ее трепетно любят, и она сама сказала: «Я приеду со всем коллективом». Как они договорились в финансовом отношении, я не знаю. Но слышал, что этот ее жест был несравним ни с чем.

У ее музыкантов инструменты настолько мастерски выполнены, что они даже без подзвучек звучали необыкновенно ярко. Я с видеокамерой стоял возле сцены и взгляда не мог оторвать от Зейнаб ханум. Не зря я так восхищался ею, еще будучи пацаном. Вот такой артистке прощается многое, потому что она пробуждает все хорошее в человеке. Что главное для артиста? Пробудить человека, дать ему надежду, что смысл жизни в самой жизни. А не просто показывать себя на сцене.

У меня был один знакомый певец, и он спрашивал меня: «Не плохой певец?» Я ему отвечал: «Запомни простую вещь: когда ты поешь на сцене на торжестве, а люди, которые находятся в зале, в это время едят, то это значит, что ты − никакой певец. А вот когда они, услышав твой голос, твоё мастерство, бросают все и смотрят на тебя, значит, ты чего-то стоишь.

Беседовал Вагиф АДЫГЕЗАЛОВ, Нью-Йорк-Бруклин

Борис Авезов: у меня есть мечта − хочу попасть в Баку! Борис Авезов: у меня есть мечта − хочу попасть в Баку! Борис Авезов: у меня есть мечта − хочу попасть в Баку!
Борис Авезов: у меня есть мечта − хочу попасть в Баку! Борис Авезов: у меня есть мечта − хочу попасть в Баку! Борис Авезов: у меня есть мечта − хочу попасть в Баку! Борис Авезов: у меня есть мечта − хочу попасть в Баку!

Архив новостей

Июнь 2019 (5)
Май 2019 (15)
Апрель 2019 (20)
Март 2019 (26)
Февраль 2019 (15)
Январь 2019 (18)
^