» » К 100-летию со дня рождения Михаила Глузского: Хулиганы уходят красиво
Информация к новости
  • Просмотров: 919
  • Автор: Timur
  • Дата: 23-11-2018, 21:30
  • 0
23-11-2018, 21:30

К 100-летию со дня рождения Михаила Глузского: Хулиганы уходят красиво

Категория: Тема дня / Новости

К 100-летию со дня рождения Михаила Глузского: Хулиганы уходят красиво22 ноября в Московском театре «Школа современной пьесы» прошел творческий вечер «Глузский и байки» в честь 100-летия Михаила Глузского. На вечере присутствовали родные актера, его друзья, знакомые и просто поклонники его творчества, которые пришли почтить память и выказать дань уважения талантливому актеру и просто хорошему человеку.

Михаил Андреевич был не просто великим актером, режиссером, который всегда очень ответственно подходил к своей работе, он был еще и невероятно чутким человеком, способным в нужный момент понять, подсказать, помочь. Его байки, постоянно звучавшие на гастролях и за кулисами, создавали особую атмосферу, в которой было приятно и легко работать. «Он человек уникального свойства для артиста и для человека» - высказался близкий друг актера и ведущий вечера, Иосиф Райхельгауз.

Михаил Андреевич Глузский родился 21 ноября 1918 года в Киеве. Отец – Гмырёв Андрей Михайлович, родом из крестьян, стал поэтом, журналистом. В середине 1917 года перебрался из Петрограда в Киев, где построил в районе Караваевых дач небольшой домик, заложил сад с множеством фруктовых деревьев, которым очень гордился. Мать – Глузская Ефросинья Кондратьевна. Детство Михаила Глузского пришлось на сложное время. Его семье и ему мальчишкой пришлось пережить калейдоскоп событий и политических формаций: Кайзер Вильгельм, Рада, большевики, Петлюра, поляки, просто бандиты... Их образы навсегда остались в памяти Михаила Андреевича отнюдь не абстрактными, а историческими персонажами.

В 1922 году после смерти отца семья переехала в Москву, однако связь с Украиной и Киевом не прервалась. В Москве семье удалось получить комнату в коммунальной квартире, где жили мать, старшая сестра Людмила и Михаил. В школу Михаил Глузский пошел в Баку, где ему довелось в течение двух лет жить у своего бывшего отчима. С этим коротким периодом проживания в Баку связано множество забавных историй и баек, которые приключались с маленьким Мишей. Уже тогда он был смышленым ребенком и умудрялся выкручиваться из любых непредвиденных обстоятельств «Родственники его отправили в детдом в Баку, Мише на тот момент было 10 лет, откуда он затеял побег. Дороги никакой не было, кроме железной узкоколейки. Готовился он тщательно, каждый день откладывая себе фасоль с обеда в дорогу. И вот в один день он собрался и прыгнул в грузовик, на котором и добрался до Баку. Потом у водителя переночевал, тот дал ему деньги на трамвай, которые в последствии были потрачены на сладости. Ну а вечером он явился всё-таки домой» - поделился Иосиф Райхельгауз.

В 1929 году он вернулся в Москву, где уже закончил вечернюю школу и начинал работать. Зрителям Михаил Глузский запомнился по таким известным спектаклям: «Уходил старик от старухи» С. Злотникова, «Антигона в Нью-Йорке» Я. Гловацкого, «Чайка» А.П. Чехова, которые прогремели на сцене Театра "Школа современной пьесы", где Глузский работал с 1995 года. Всенародная известность и популярность М.А. Глузского связаны с кинематографом — первыми заметными работами стали роли в фильмах «Тихий Дон» (Калмыков) и «Тайна двух океанов» (Ивашов).

За годы многолетней творческой жизни в кинематографе им были созданы разнохарактерные, яркие и глубокие образы: Буркин («Попрыгунья». 1955), Щавель («Ласточка», 1957), Тимофеев («Дожди», 1958), Клячко («Люди и звери», 1961) и многие другие. Михаил Андреевич любил неординарность. Он умел создавать великолепный образ, который нарушал общепризнанный формат. Например, роль есаула Калмыкова в «Тихом Доне» он сыграл в образе отрицательного персонажа, а представляя своего героя как честного и смелого человека, который открыто высказывает партии всё, что о ней думает.

Его профессионализм отмечают не только коллеги по съёмочной площадке, но и его ученики: «Он настоящий, достойный. Я бы всё хотела с ним играть. Это великое счастье. Михаил Андреевич «держал» всех нас, но и позволял иногда хулиганить. У него все интересно. Он имел удивительный талант облагораживать все, что его окружало, но при этом хулиганить и относиться с юмором. Михаил Андреевич научил нас уважать своего зрителя, призывал к этому», - вспоминает Ирина Алферова.

Также в память о великом актере высказались и другие его коллеги:
Валерий Фокин: «Есть личности, которые заслуживают громких слов. Михаил Андреевич относится к таким. Это артист, с которым сразу находишь общий язык, сразу выстраивается некая связь и ты стремишься на репетициях с ним больше общаться. Меня всегда потрясало его чувство внутреннего безупречного вкуса. Более того, Глузский - прекрасный актер и замечательный человек в одном лице, а от этого и очень скромный. Такое сочетание редко встречается. И я понимаю, почему байки. Он не любил громких слов, поэтому переводил все это на юмор».

Курашвили: «Я пришел, потому что любил. Его невероятная скромность никогда не была показной. Это поразительное качество, которое всегда ценится людьми. Он буквально очаровывал съёмочную группу. Люди всегда чувствуют такую энергетику, такой мощный свет, исходивший от него. Тем более, люди опытные, много видели. А тут они чувствовали творческий потенциал и талант в сочетании со скромностью. Михаил Андреевич умел очень легко входить в работу, в группу. Не потому, что он умеет, а потому, что просто брал и делал. Да, стоит отметить, его потрясающую самоиронию. Но во многом это все-таки был такой способ общения. Его эти шутки, юмор по отношению к тому, что он делал и как он это делал. Они шли, потому что Глузский чрезвычайно ответственно относился к своему делу - старался контролировать каждую мелочь: грим, костюмы, передний план. Он никогда не был угрюм, это такой человек, с которым всегда было легко работать. Это говорит о высоком уровне благородства Михаила Андреевича. До сих пор я не могу понять и принять эту дату. Настолько живым человеком он остался в моей памяти».

Вечер был пропитан теплом воспоминаний о великом артисте, который оставил свой след в душах каждого знающего его человека. Со слезами радости приятного воспоминания и в то же время горечи утраты близкие друзья актера, коллеги, родные рассказывали байки, оживляли шутки и всевозможные истории, а также уроки жизни, преподанные им Михаилом Глузским как в вопросах актерской деятельности, так и в жизненных ситуациях. С ним всегда было весело и интересно, будь то гастроли или съемки.

Но помимо всех его профессиональных качеств, он был еще и «потрясающим папой» - отмечает Мария Глузская, дочка великого актера, - «у меня была прекрасная семья, где мама и папа отлично друг друга дополняли. И, вспоминая его в этот день, я по-прежнему ощущаю себя ребенком, переносясь в детство. Отец многому научил меня и Андрюшу (сына Михаила Глузского), в том числе иметь чувство собственного достоинства и не утрачивать его».

Он никогда не выказывал какую-то гордость, тщеславие, Глузский в принципе не считал себя звездой. Он называл себя «рабочей лошадкой». И это действительно было так. Михаил Андреевич с детства привык к работе, к труду и всегда относился к своему делу с невероятным трепетом, призывая и своих коллег уважать своё поприще: «Слово талант – уникальное слово. К нему осторожно надо подходить. Я рабочий человек в своей профессии. Рабочий в том плане, чтобы это было совершеннее, понятнее, интереснее. Это опирается не на талант, а на процессию, которую я люблю и считаю значимой. Человек может быть талантлив, но с профессией у него может быть не лады. И это печально».

Михаил Глузский играл, отдавая всего себя, всю свою энергию вкладывая в персонажа. «Он так по-старчески обрушивался вдруг, что казалось, будто кто-то сейчас ударит в затылок» - высказываются его знакомые. Действительно, в этом человеке сочеталась его работа и его жизнь в одном лице. Он не мог себя представить без сцены, без зрителя, который его так любил. Это была особая связь человека и его творческого пути, которая просуществовала вплоть до его смерти.

На последний свой спектакль Михаил Андреевич был доставлен из реанимации, уже будучи сильно ослабшим, но все равно стремившимся на сцену до последнего «Дня за два до этого спектакля я знал, что он себя плохо чувствует и мы хотели уже отменить спектакль. Но тут он ответил, чтобы ставили декорации и готовились. А ведь Миша в то время находился в больнице и еле разговаривал. Еще через день, уже накануне спектакля, я опять ему позвонил, и он опять ответил то же: «Ставьте декорации». В день премьеры Миша приехал к самому началу спектакля, мы его буквально вносили в театр.

Он не мог двигаться и ходить. Но при этом блестяще отыграл свою последнюю роль. А в конце, когда начались аплодисменты и все пошли кланяться, мы решили его проводить, помочь ему, но Михаил Андреевич отказался. Он встал, несмотря на то, что ноги болели и поклонился. Никто тогда не понимал, что это были его последние аплодисменты. Но он их все-таки услышал, попрощался со своим зрителем и ушел красиво».

В конце творческого вечера весь зал аплодировал стоя, воссоздавая тот финальный спектакль Михаила Глузского, и снова будто бы провожая его в последний путь.

Татьяна АНТОНОВА

Архив новостей

Декабрь 2018 (12)
Ноябрь 2018 (27)
Октябрь 2018 (23)
Сентябрь 2018 (17)
Август 2018 (10)
Июль 2018 (9)
^